1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11

 

 

 

*     *     *

 

На масленицу в Елатьме, да и везде, было катание на лошадях.

Начинали в конце недели с двенадцати дня до темна в четверг, пятницу, субботу и прощенное воскресение до вечерни. После этого ни одной тройки или одиночных саночек не встречалось, разве только какой-нибудь подгулявший купчик прокатит даму сердца, чтобы показать свою удаль.

Гимназистам (вот беда!) кататься не разрешалось, но они все-таки делали это, переодевшись в штатское, по вечерам компаниями на тройках, запряженных в розвальни и даже обгоняя исправника, выезжая из ряда (а катались «поездом» – тройка за тройкой, лошадь за лошадью).

 


 

Елатьма. Вид на Собор.
Фото конца XIX – начала ХХ века из собрания Елатомского краеведческого музея.

(Восстановлено Н.Зиновиным в 2011 г.)

 

Начинали кататься от Собора до Троицкой церкви по прямой улице на лошадях с бубенцами и лентами в гривах, одевшись в нарядные шубы с меховыми воротниками. А кто хотел гоняться «на пари», то катались от Благовещения до Троицы по второстепенной улице, чтобы не мешать общему движению. Иногда в «поезде» ехали, как говорили, «нога в ногу». Начинала движение передняя тройка, если ехали быстро, то остальные «припускали» своих лошадей и, как передняя замедляет, то задние сдерживают. Так придерживался целый конец «поезда».

 

Елатьма. XIX век.

 

Город Елатьма.
Улица Троицкая (ныне – ул. М.А.Егерева),
по которой устраивали гонки на тройках "на пари".
Вид со стороны Троицкого храма в сторону церкви Благовещения.
Конец XIX - начало ХХ века
(фото из архива дочери М.А.Поповой).

 

А потом наступал пост, в церквах уныло вызванивали к вечерням: «Блин, блин...» и вытягивали душу тоскливым перезвоном, а, как я уже сказал, церквей было много.


 

*     *     *

 

 

Елатьма. Пруд у бульвара. Фото конца XIX - начала XX века.
 

Пруд у бульвара.
(Фото конца XIX – начала ХХ века)
 

 

Был случай поджога с целью получить страховую премию из страхового общества. Застраховав дом подороже, не считались с тем, что горели маленькие соседние домишки с малой страховкой. Пожарная дружина действовала плохо, приезжала тушить, когда сгорит два дома.

 

Елатьма. Вид на пожарные конюшни и каланчу. Фото конца XIX - начала XX века.

 

Елатьма. Вид на пожарные конюшни и каланчу
(Фото конца XIX – начала ХХ века)
 

Ночью на каланче поднимался красный фонарь, означавший пожар в городе, а днем – красный флаг. Гимназисты шутили: «В городе объявлено восстание!».

 

Елатьма. Ремонтно-строительные работы на пожарной каланче. Фото конца XIX -  начала XX века.


Елатьма. Ремонтно-строительные работы на пожарной каланче
(Фото конца XIX – начала ХХ века)



 

*     *     *

 

Освещение улиц в темное время было плохое, одиночные керосиновые фонари с семилинейной лампой внутри плохо давали света, к тому же фонарщики экономили керосин. Начиналось освещение с темных осенних вечеров до весны, да и фонари стояли редко, метров шестьдесят один от другого и только на больших улицах и у конца квартала, так как обыкновенно там были лужи не меньше, чем в гоголевском Миргороде.

 

Елатьма. Вид на Собор и пожарные конюшни. Фото конца XIX -  начала XX века.


Елатьма. Вид на Собор и пожарные конюшни
(Фото конца XIX – начала ХХ века)

 

С 1903 года появились керосинокалильные фонари со стеклянным резервуаром и горелкой как у примуса, подвешивавшиеся на высокие столбы (прим. ред.: свет в керосинокалильных фонарях излучает не пламя, а твердые тела, накаленные этим самым пламенем до высокой температуры). Но они стояли по большому почтовому тракту, который проходил из конца в конец вдоль всего города по направлению от Сасова к Меленкам и дальше к Мурому. Таких фонарей было 12 – 15, а длина Елатьмы считалась три километра. Конечно, фонари были около квартир исправника и Городской управы.

 

 

 Мощеных улиц было две. Это главная, как часть почтового тракта от Благовещения до Троицы и тракт в Касимов от Каржевинского извоза (так называли съезд к пароходной пристани) до базара.

 

Елатьма. Вид на Коржевин извоз. Фото конца XIX -  начала XX века.
 

Елатьма. Каржевин извоз
(Фото конца XIX – начала ХХ века)

Остальные улицы и площади утопали в грязи. Летом на траве паслись коровы, а по ночам – лошади, в лужах плавали утки и гуси.

 

Елатьма. Вид на больницу. Фото начала ХХ века.


Елатьма. Больничная площадь
(Фото конца XIX – начала ХХ века)

 

*     *     *

 

Осенью в конце августа с 29 до 5 – 7 сентября (по дореволюционному исчислению) была ярмарка  за городом по направлению к Касимову, направо, а по другую сторону оврага находилось кладбище. На ярмарку приезжали купцы из Касимова, Меленок и Мурома, были построены временные палатки (ларьки), крытые брезентом. На них было написано, кто хозяин и какой товар продает, например: «Обувь Петько», «Мануфактура Акурина», «Павловские изделия Завьялова» (ножи, замки, инструменты).

Продавали и местные купцы, а свои городские лавки на это время закрывали.

Много было фруктов, яблок, груш, а также винограда и арбузов с низовья Волги. Были и астраханские айва, курага, кишмиш, финики, винные ягоды (Прим. ред.  Винными ягодами назывался сушеный инжир) и много меда разных сортов: липовый, гречишный, в сотах и спущенный (это уже местных пчеловодов).

Приезжали и увеселительники: карусельщики и циркачи с балаганами. Народу было много, весело и шумно. На каруселях гимназистам кататься не разрешалось. Для порядка была и полиция (особая, постоянная), избушка выкрашенная в темно-желтый цвет, над ней на шесте – трехцветный царский флаг. С одной стороны была «холодная», где отрезвлялись пьяные, с другой – сарай, в котором стояла пожарная «машина», бочка с водой и пара лошадей. Это на случай пожара, который мог быть, так как пьяных и курящих было много, да и мусора было тоже много – бумага от конфет и развернутых покупок.



 

*     *     *


 

Продолжение





 

Вернуться на главную страничку